Категория: Арсин. роман

Арсин. Часть 1-1. Танцы со змеями

Танцы со змеямиранитель ключа.- прохрипел Эан. Ан.ем. ихий голос сотнка. в его глазах.тия.ми. о, что обещал миру — разве, что сейчас тебе поТанцы со змеями

Несколько  эпох спустя..

Кто мы, бредущие во тьме? Кто мы, лишенные памяти? Нити, связующие нас с нашим  прошлым, тщательно обрезаны чьей-то заботливой рукой. А может быть, они оборваны ни кем иным, как собственно нами? Намеренно, для того, чтобы скрыть от посторонних глаз, а потом воскресить в нужный момент и в один миг собрать воедино все то, что было утрачено и то, что все это время бережно хранилось в потайных уголках наших душ.

Куда мы идем? Кто мы, вынужденные скитаться от одного островка памяти к другому, от одной вспышки осознания к следующей, одновременно пытаясь не сгинуть во мраке, и вкушая то, что преподносится нам под видом бытия?

Были ли Боги? Есть ли Боги? Будут ли они? Кто эти существа, обитающие в вышине? Кто они, сошедшие с небес? Мы не знаем, но нет на земле места, где не осталось бы их следов. Но не видны они тем, кто не знает, что следует искать.

Мы ничего не помним. Но мы знаем — тех, кто бредет во тьме, легко сбить с верного пути. Тем, кто не знает направления, легко управлять. Поэтому всегда, несмотря на тьму, мы будем стараться искать и собирать воедино все кусочки мозаики знания, которые попадутся на нашем пути, чтобы восстановить хотя бы часть света, утраченного нами по нашей собственной воле.

 

*    *    *

Ространна – огромная равнина, страна бескрайних просторов и пыльных солнечных степей, раскинувшаяся от самых Южных Рек до Великих гор Утома и Севевеля на Севере, от  холодных Западных Морей до пыльных степей Востока. Все есть в ней —  величественные реки и холодные горные потоки, ледяные озера и теплые речные запруды, небольшие островные города и воинственные равнинные княжества, выжженные пустоши и темные леса, широкие поля и загадочные холмы.

Население Ространны – люди, живущие по берегам рек Апре, Гирра и Эн-ша — люди русоволосые, светлоглазые, белокожие. Давно свыклись они с резкими переменами климата обдуваемой ветрами равнины, с ледяными вьюгами суровой зимы и палящим солнцем короткого лета, дождливой весной и холодной ветреной осенью.

Когда-то давно Ространна была единой страной, с общей столицей, которой правил Великий Ардар или попросту Великий Князь. Теперь же, может быть, сама собой, а может быть, под действием каких-то внешних сил, Ространна разбилась на множество самостоятельных земель. Да и трудно было бы удержать под контролем такую огромную территорию, разве что только Царь или Король, жившие до Великого Упадка, смогли бы наладить управление этой страной высокомерных правителей и вольнолюбивых своенравных военачальников. Ныне же каждое княжество и крепость получили право жить отдельно и устанавливать законы на свое усмотрение, и каждый город мог именоваться крепостью, губернией или даже царством, а градоначальник — князем, ардаром, царем… да хоть императором. Новоявленных императоров такое положение дел устраивало более чем, хотя и являлось по сути лишь прихотливой игрой слов, а мудрейшие усматривали в этом злой умысел чуждых людям сил, которые все чаще и настойчивее пробивались к власти в разрозненных землях обновленной Ространны.

Раса Перхар – человеческие существа с глазами ящерицы или змеи, которые они, согласно легендам, унаследовали от мудрейших существ во Вселенной — Богов-Драконов, в незапамятные времена спустившихся на землю с Очень Далекой Звезды. Перхар частенько селилисьвысоко в горах, у бурных истоков извилистой реки Эн-шá, что означает «Змеиная». Они заметно отличались от коренного населения — более высокие, крупные в кости, черноволосые. Большие золотистые, зеленые или серые  глаза, необычного  разреза, косо посаженные, как у желтых людей с востока, с узким змеиным зрачком сразу же и безошибочно выдавали их происхождение. 

Перхар ценились за свою мудрость и покладистый нрав и уже много веков жили среди людей, занимали видные посты при ространнских князьях, а то и вовсе постепенно и ненавязчиво захватывали власть и сами становились правителями в человеческих землях. Поговаривали, что змееглазый Король горной страны  Заснегория, откуда и пошла раса Перхар, правил бессменно уже не одну сотню лет. Хотя никто из смертных не мог бы знать этого точно, да и не очень-то интересовались, и Короля Заснегории тоже воочию никому видеть не доводилось.

 

…Город-крепость Сумадарь лишь недавно стал крупнейшим и богатейшим княжеством западной Ространны. Конечно, этому способствовало его удачное месторасположение, которое делало город практически неприступным для врагов извне – горы и широкая, быстрая река Гирр надежно защищали западные границы. А со стороны Ространны князь Ашпакай Лучезарный мог не опасаться нападения – разрозненные княжества  были ослаблены бесконечными междоусобицами и грызней. Все воевали со всеми, и не видно этому было ни конца, ни края.

Соперничать с Сумадарью смогли бы лишь два крупных города-крепости – островной город Иррегиль на юго-востоке,  о чьем военном флоте  ходили легенды, и Кур на севере, всегда бывший самым крупным и сильным княжеством в Ространне, и даже, вероятно, далеко за ее пределами.

Войско правителя Ашпакая несколько лет наводило ужас на небольшие соседние городки и племена.  Когда кого-то захватывали, остальные князьки тряслись, судорожно цепляясь за свои золотые и серебряные венцы, зная, что рано или поздно люди князя Ашпакая доберутся и до них, и молили Богов отсрочить тот страшный день, когда сапог арсина* (1. ростр. военачальник, генерал 2. статус, вежливое обращение к военачальнику) князя Сумадарского ступит и на их земли.

…Жители Сумадари давно отправились на покой и сейчас, как говорится, уже видели седьмой сон, в то время как в комнате великого князя  Ашпакая все еще не гасла свеча. Священный покой был нарушен его первым советником, величественным старцем – Белым как Снег, Крукассином,  ценившимся за свою мудрость и умение в нужный момент радовать князя полезными советами. Не было еще случая, чтобы его мысли пришлись не в пору.

— Значит, ты говоришь, что он метит на мое место? — Ашпакай остановился и взглянул на советника, не выпуская из рук уже порядком засаленный золоченый край своего халата. В его зеленых глазах подрагивали узкие рептильные зрачки – князь Ашпакай принадлежал к расе Перхар, чем весьма гордился и хвастался при любой удобной возможности.

Советник равнодушно пожал плечами.

— Я уже давно говорил тебе, что твой любезный арсин опасен.  

Его длинные седые волосы и бледная, словно пергаментная кожа, обтягивающая скулы, только подчеркивала сияние его золотых рептильных глаз. По человеческим меркам Крукассин был некрасив  – до странности неказистое существо, прихрамывающий и горбатый, чью худощавость и нелепость не смогли бы скрыть даже красивые длинные одежды, даже величие поз и сила взгляда. Словно это была какая-то подделка, неудачная копия человеческого существа.

Советник, как и князь, принадлежал к расе Перхар.

Князь поморщился. Столько лет они уже были вместе, но до сих пор взгляд Крукассина вызывал у него невольный трепет.

—  Откуда ты знаешь?

Советник помолчал.

                 Мне много чего известно.

Князь Ашпакай взволнованно расхаживал по комнате. Советник его восседал в мягком удобном кресле и с легкой усмешкой наблюдал за беспокойными перемещениями правителя, словно они на  некоторое время поменялись местами.

Князю Ашпакаю — по человеческим меркам, опять же — на вид было лет 35, он был невысок и крепок, а его черные волосы до плеч перехватывал широкий золотой обруч, инкрустированный рубинами – знак княжеской власти крепости Сумадарь. Венец был украшен выкованной лошадиной головой. В глаз этой головы также был вставлен крупный кроваво-красный рубин. 

— Но… он всегда был верен мне! Он должен быть мне благодарен – ведь я выкупил этого человека из рабства и даровал ему свободу! Все выкупленные кагары* (ростр. выкупленный раб-воин) питают ко мне особую любовь!

                 Только не этот, — советник закинул ногу на ногу. — Он ненавидит тебя  за то, что ты заставил его мыслить себя выкупленным рабом. И – поверь мне – рано или поздно он захочет это изменить. А если он захочет это изменить – он найдет способ это сделать.

                 И почему только Нарат подсунул его нам? — воскликнул Ашпакай.

                 Нарат хотел лишь денег, — поморщившись, проговорил советник. — Хотя… он и питает определенную слабость к некоторым особям человеческого рода, но  он  весьма далек от вопросов власти и влияния. Согласись, ведь Наратпродал неплохого человеческого воина, который добыл тебе много золота. А теперь пришло время избавиться от него.

— И как ты предлагаешь мне это сделать?!

                 Да мне все равно, — советник пожал плечами. — Сделай это так, как тебе нравится. Посади его на кол, забей плетьми, сдери кожу — откуда мне знать, какую казнь ты для него выберешь? Тебе решать. Можешь все сразу.

                 Да я не о том, — воскликнул Ашпакай. — Я же не могу сделать так, чтобы он попросту исчез – он слишком заметная фигура! И его репутация почти безупречна! И воины любят его!

                 Ты чего, боишься его, что ли? – Крукассин прищурился и подался вперед. – Тем более, его нужно убить. Придумай уже что-нибудь, наконец. Это я, что ли, должен учить тебя, как вершить правосудие в твоем собственном княжестве?!  Убей его, и делу конец, — он рубанул ладонью по воздуху.

Князь Ашпакай колебался. Советник терпеливо ожидал его решения.

-                Хорошо, — наконец сказал князь. — Я послушаю твоего совета. В конце концов, не так уж и нужен нам этот мальчишка....

-                Вот и славно, — советник поднялся на ноги и собрался уходить. — Ах, да, — сказал он, словно вспомнив о чем-то. — Есть одна деталь. Ты не сможешь убить его, пока не получишь  Оберег.

— Это что еще за шутки? — спросил Ашпакай. — Что еще за Оберег?

-                Помнишь легенду о том, как однажды в битве стрела отлетела от груди дружинника, который защитилсвоего князя, и разбилась на куски? Так вот, это не легенда. Это правда. И тот дружинник — твой арсин, князь. Он тогда защищал Теодора Раградского, будь он неладен, глядишь, в тот день смогли бы избавиться сразу от двоих, — он осекся, а потом продолжал. – Жизнь твоего арсина защищает сильный Оберег.

-                Что еще за Оберег? – с унылым видом поинтересовался Ашпакай.

-                Оберег в форме Ключа с вплавленным в него Камнем. Именно Камень хранит его жизнь. Можешь забрать его себе, если хочешь, — советник снова безразлично пожал плечами.

Ашпакай нахмурился.

-                Ну, и где же этот Оберег? – без особой радости спросил он.

-                Понятия не имею, — отозвался советник. — Это должен знать мальчишка. Его мать владела Оберегом до него. Не знаю, у него ли он, или нет. Выведай у него, и узнай заклятье для его передачи. Без Заклятья Оберег не получишь — он обжигает огнем всякого, кто пытается к нему прикоснуться. Без этого… Сила Камня устроена так, что ты не убьешь его. Можешь пытать его, но любая угроза его жизни может обернуться против тебя, учти.

-                И я… что, могу получить этот Оберег, и он будет точно так же защищать и мою жизнь? — осторожно поинтересовался Ашпакай.

-                А то, — заверил советник. – Будешь неуязвим, как твой арсин.

-                Да ладно, — недоверчиво проговорил Ашпакай и задумался. Крукассин был прав – о неуязвимости военачальника Сумадари давно ходили самые разнообразные слухи, которые только усиливали суеверные страхи врагов крепости.

— Я тебе зуб даю, — пообещал Крукассин, обнажив в зловещей улыбке желтоватые клыки. – Ты же видишь, что оружие его даже не ранит. Это все Камень, можешь проверить. Найди способ получить Оберег и убей мальчишку.

-                А как же мне тогда его пытать? – с совершенно кислым видом поинтересовался Ашпакай.

-                Ну, плетьми попробуй, должно сработать, — поразмыслив немного, посоветовал Крукассин, -  вообще, чем-нибудь, кроме металла. Только не сам, кто-нибудь другой пусть. Сам его лучше не трогай, а то мало ли, еще заразишься каким-нибудь человеческим вирусом, еще лечи тебя потом, — поморщившись, он смерил Ашпакая оценивающе-презрительным взглядом. – Ты все-таки лишь потомок Второй Крови, Полубог.

-                Ви-ру-сом? – переспросил Ашпакай, медленно произнося незнакомое слово.

-                Ну,…болезнью, то есть, — нетерпеливо поправился Крукассин. – Чумой какой или вшами…. Так что, будь осторожен.

 

Он величественно завернулся в плащ и, выйдя из княжеской спальни, прихрамывая, зашагал по коридору в направлении выхода из дворца. Никто из стражников не обращал на него никакого внимания – всем давно было известно, кто на самом деле управляет Сумадарью….

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Азузу
Азузу
Было на сайте никогда
Родилось: 15 Сентября
Читателей: 2 Опыт: 0 Карма: 1
все 2 Мои друзья